Выходит, биология способна на многое; такого я и предположить не. Возвращаясь в Изумрудный город, Ричард и Арчи обсуждали сравнительные достоинства и недостатки биологической и небиологической технологий. Разговор по большей части был эзотерический и философский, с немногими определенными выводами. Однако оба согласились, что энциклопедические функции – хранение, манипуляция и представление значительных объемов информации – оптимальным образом производятся небиологическими системами.

Когда они оказались возле купола, зеленое свечение внезапно погасло. Ночь вновь пришла в центр обиталища октопауков, и вскоре пара светляков появилась, чтобы осветить дорогу страусозавру.

Ричард Уэйкфилд, – проговорила Николь, наконец одолев истерический хохот. – Я хочу домой. С меня хватит. – С меня тоже, – улыбаясь, ответил Ричард, – если только мы сумеем найти дорогу к дому. Они все глубже и глубже проникали в лабиринт комнат и тоннелей, окружавших пятиугольное сооружение. Николь уже решила, что обратного пути им не найти.

Спросил озадаченный, но сияющий Макс, державший ребенка так, словно бы Мариус был даже не из стекла, а из хрупких алмазов. – Можешь поцеловать его, – Николь улыбнулась. – Неплохое будет начало. Опустив голову, Макс нежно поцеловал Мариуса. – А теперь можешь передать его матери, – сказала Эпонина. Слезы радости текли по Щекам роженицы, когда она поглядела на своего первенца.

Когда оно завершилось, Ричард, взглянув на Николь и Элли, с непочтительной улыбкой отметил: – Прямо как у нас в “Отелло”, где все в конце концов погибают. Под надзором октопауков с мешочками матрикулирующая молодежь первой покинула театр, за ними последовали Арчи, Синий Доктор и их спутники-люди. Процессия остановилась на улице несколько минут спустя, тесным кольцом окружив троих октопауков, занявших середину улицы.

Ричард, Николь и Элли, ощутив прикосновение могучих щупалец своих друзей к спинам, остановились, чтобы посмотреть на происходящее.

Двое из октопауков, находившихся в центре толпы, были с жезлами и сумками; третий, которого они держали, широкими и неровными цветовыми полосами твердил: “Пожалуйста, помогите – Эта октопаучиха, – проговорил один из полицейских, четко отмеривая слова, – уже четыре цикла назад попавшая в Альтернативный Домен, никак не научится добывать кредиты.

В предыдущем цикле ее предупредили, что она сделалась растратчицей наших общих ресурсов; за два дня до праздника Изобилия ей было приказано готовиться к терминации.

Этих морфов вы не видели, потому что все они обитают в Альтернативном Домене. Синий Доктор смолк. Продолжил Арчи. – Каждый молодой гражданин нашей колонии во время матрикуляции решает, желает ли он достичь половой зрелости. Если ответ его будет отрицательным, октопаук отказывается от сексуальности перед оптимизаторами колонии. Так когда-то поступили и мы – я и Синий Доктор, который является самкой.

По законам, действующим среди октопауков, лишь при матрикуляции личность может сделать подобный выбор без всяких последствий.

Оптимизаторы не проявляют благосклонности к тем, кто без необходимости для колонии обнаруживает желание подвергнуться сексуальной метаморфозе после того, как их карьера уже тщательно спланирована и продумана. И вновь заговорила Синий Доктор.

Теперь сеть содержит и их воспоминания. Полагаю, что тебя ждет настоящее приключение. Николь остановила свою коляску. – Почему ты не сказал об этом раньше.

Как только солдаты проснутся и начнут ходить около палаток, над их головой пролетит ваш приятель Тимми с письменным предупреждением о нашем прибытии. Там будет сказано, что сперва прилетят светляки, а мы будем идти с белым флагом, как вы предложили. Никки заметила странные глаза, следившие за ними из лесной тьмы. – Ой, как весело.

– воскликнула она, но Элли не отреагировала. Арчи остановил страусозавра в километре к югу от лагеря людей.

Издали фонари около и внутри палаток казались звездочками, мерцавшими в ночи. – Наверное, Тимми сейчас сбрасывает наше послание, – проговорил Арчи. Они осторожно шагали во тьме в течение почти целого терта, не желая пользоваться светляками, чтобы их не заметили в лагере чересчур рано. Никки мирно спала, положив голову на плечо матери.

Ричард и Элли чувствовали себя напряженно.

Конечно, не следует ждать наград за художественное мастерство, – ухмыльнулся Ричард, кивая в сторону своего произведения, – однако эта модель удовлетворительно воспроизводит ближайшие к Земле окрестности Вселенной и уже дала мне много пищи для размышлений. Большую часть пола покрывал плоский прямоугольный помост, на котором было расположено около двадцати тонких вертикальных стержней различной высоты.

На каждом из них находился по крайней мере один раскрашенный шарик, изображавший звезду.

Вертикальный стержень в самом центре модели, с желтой сферой на верхушке, поднимался над платформой примерно на полтора метра.

Ну, бабушка, готова ты к новому приключению. Николь кивнула. Рука” об руку они медленно шли по длинному коридору. У подножия второй лестницы Николь повернулась к Ричарду. – Дорогой, – сказала она с внезапным пылом. – Как здорово вновь оказаться вдвоем, пусть всего на несколько часов!. Я люблю всех наших. Боже мой, как мне надоели эти проклятые заботы. Ричард непринужденно расхохотался.

– Ты сама хотела этого, Николь, никто тебя не заставлял.

Принимаю вашу капитуляцию перед вооруженными силами Нового Поскольку о парламентерах земляне узнали всего за полчаса до их появления, распоряжение сверху об участи пленников еще не прошло всей цепи начальства, распоряжавшегося в Новом Эдеме. Подтвердив, что группа в составе мужчины, женщины с ребенком и октопаука действительно приближается к лагерю, капитан Пиоджи вновь радировал в штаб, оставшийся в Нью-Йорке, и затребовал инструкций относительно дальнейших действий.

Командовавший кампанией полковник велел ему стеречь пленников и ждать новых распоряжений.

Новая стрельба разразилась, когда все погрузились на корабль. Времени для объятий не – Макс сказал, чтобы мы немедленно отплывали, как только окажемся на борту, – торопливо выпалила Элли родителям. – Они с Патриком отстреливаются от взвода, посланного, чтобы захватить. Ричард уже собирался закрыть дверь, когда из ближайших кустов вынырнули две вооруженные фигуры; один из мужчин держался за бок. – Вы готовы. – завопил Патрик, прикладывая к плечу винтовку и дважды выстрелив.

– Они совсем.

Макс пошатнулся, но Патрик поддерживал своего раненого друга на последних пятидесяти метрах, остававшихся им до подводной лодки. Пока она погружалась, появившиеся на берегу три солдата из армии колонии открыли пальбу. Все, оказавшиеся на борту субмарины, примолкли. Но потом крохотное помещение взорвалось какофонией звуков. Все кричали и плакали.

Николь с Робертом склонились над Максом, прислонившимся спиной к стене.

dating over 50 women to date the Senior Dating Site