Он спал одетым, а на животе лежало электронное читающее устройство. Она мягко прикоснулась к. – Просыпайся, Патрик. Уже утро. Ты проспал здесь целую ночь. Патрик быстро проснулся и извинился перед Наи. Уходя, он сказал, что должен кое о чем переговорить с ней, в том числе и о буддизме, но решил отложить этот разговор до более удобного времени. Наи улыбнулась, чмокнула его в щеку, а потом заявила, что она с мальчишками выйдет к завтраку через “Он такой молодой и открытый, – подумала Наи глядя ему в спину.

И скопления, и отдельные звезды сейчас выглядели куда более четко. Орел пояснил, что в данный момент вся комната находится внутри туманности Ориона, а длина показываемого объема соответствует нескольким сотням световых лет, а не шестидесяти тысячам, как. – Перед тобой звездные ясли, – проговорил Орел, – где рождаются звезды и планеты.

Октопауки, еще не научившиеся понимать шуток, извинилась за невежливое поведение Геркулеса, а потом упомянули, что к людям больше не будут приставлять ежедневного наблюдателя. – Итак, Геркулеса выгнали за какую-то провинность. – спросил Ричард по-прежнему в ироническом тоне. Оба октопаука полностью игнорировали Они вошли в тот же конференц-зал, где Николь изучала пищеварительный процесс октопауков.

Несколько больших листов пергамента или шкуры, на которые октопауки наносили свои рисунки и диаграммы, были развешены в уголке, лицом к стене.

Синий Доктор попросил Ричарда, Николь и Элли сесть. – Того, что вы увидите сегодня, – проговорил Арчи, – никогда не видел никто из неоктопауков после образования колонии на Раме. Мы берем вас с собой, чтобы повысить качество коммуникации между двумя видами. Очень важно, чтобы вы поняли, как следует реагировать, прежде чем мы оставим эту комнату и отправимся в Альтернативный Домен.

– Ни при каких обстоятельствах, – добавил Синий Доктор, – вы не должны нарушать ход событий и пытаться вступать там в непредусмотренные контакты.

Вы должны следовать нашим инструкциям беспрекословно. Если вы не согласны на эти условия, немедленно известите нас, и мы оставим вас .

И нас не касается, если вы по естественным причинам должны уничтожить. Для нас важно, чтобы будущая отдача от _нашего_ проекта оправдывала те значительные ресурсы, которые мы потратили. – Вот. Ты утверждаешь, что вмешались не затем, чтобы предотвратить кровопролитие, а по другой причине. – Да. Однако я намереваюсь изменить тему разговора, поскольку время наше крайне ограничено.

Еще одна горстка химических веществ, избавившись от сознания, перестанет удивляться чудесам Вселенной”. – Спасибо, – проговорила Николь, завершив обзор. – Можем продолжать. Корабли, входившие в Модуль Познания из пространства, а также трубы, соединявшие его с тремя другими модулями, сходились на длинном вокзале, протянувшемся вдоль кольца, полностью охватывающего огромную сферу.

– Войти в каждую из трех концентрических областей Модуля Познания можно лишь через два входа, разнесенные на сто восемьдесят градусов, – проговорил Орел на движущемся тротуаре, неторопливо уносившем их с Николь от входа.

По правую руку располагалась прозрачная внешняя поверхность модуля, слева – молочно-белая, лишенная окон стена. – Когда я смогу сиять скафандр и шлем. – спросила Николь из кресла.

– После того как мы войдем в экспозицию, – ответил Орел.

Да, ты увидишь свою мать в последний раз; но эта радость не стоит жутких переживаний, когда она умрет прямо на твоих глазах. Но Элли знала нечто такое, о чем Роберту не было известно. Усаживаясь, Элли попыталась совладать с наполнявшими ее сильными чувствами.

Кроха Николь прошагала возле Элли по всему супермаркету. На другой стороне за проволочной сеткой, там, где прежде граждане Нового Эдема самостоятельно совершали свои покупки, пять или шесть Тиассо и Линкольнов – все 300-й серии, полностью перепрограммированные правительством Накамуры – расхаживали в проходах, выполняя заказы. Большинство полок пустовало. Хотя война уже давно закончилась, неустойчивая погода в Новом Эдеме и недовольство фермеров жадностью Накамуры сдерживали производство продуктов питания.

Поэтому правительство сочло необходимым ввести распределение продуктов.

Лишь привилегированные люди, любимцы Накамуры, получали больше минимально необходимого рациона. Перед Элли и ее двухлетней дочерью в очереди находилось около дюжины людей. Элли совершала свои покупки по вторникам в компании одних и тех же людей.

Так что все обернулись, когда Элли и Николь прошли между рядами. – Ну, вот и наша кроха, – проговорила приятная седоволосая дама.

– Как ты сегодня у нас, Николь. – спросила. Девочка не ответила, только отступила на пару шажков и прижалась к ногам матери.

Понимаю, – с сочувствием проговорил Арчи. – Теперь ты понимаешь, почему я предлагал не делать. – Ты прав, – ответила Николь, медленно отпуская вертикальный стержень и в задумчивости выходя из повозки, – но уже слишком поздно” и я не могу стереть эти жуткие кадры из памяти. – Ты говорила мне, что, судя по всему, Патрик что-то знал о жизни, которую вела Кэти до его бегства, но решил утаить от вас с Ричардом самые худшие подробности.

Воскликнул Ричард. – Великолепная мысль. – Вы что, ребята, решили болтать обо всем этом дерьме целую ночь, – проговорил Макс, вступая в середину группы. Все повскакали. – С тобой все в порядке. – спросила Николь. – А что мне сделается.

Но я твоя дочь. Я люблю. И независимо от того, что кажется тебе логичным, меня не радует перспектива никогда больше не видеть. – Так что вы от меня хотите.

Примерно там, где по твоим рассказам должен находиться Большой Секунд через десять Ричард закричал в передатчик: – Слушайте меня, Николь, Элли и все остальные. Немедленно уходите из подземелья. Заберите детей, птенцов, дыни, кусочек сетчатого существа, обе винтовки, всю еду и столько пожитков, сколько сумеете унести. Все _наше_ оставьте, у нас в рюкзаках достаточно продуктов и всего прочего на крайний случай.

Отправляйтесь прямо в логово октопауков и ожидайте нас в большой комнате, где многие годы назад располагалась фотогалерея.

Солдаты Накамуры в первую очередь явятся в наше подземелье. Но когда они не обнаружат нас там, то могут полезть и в логово октопауков, в случае если их сопровождает Кэти. Впрочем, едва ли они пройдут дальше тоннеля. – А как насчет тебя, Макса и Патрика.

Прорицатель рассказал эту историю на пиру, Чаматеви слушала. Когда повесть была закончена, молодая женщина подошла к королю монов и сказала ему, что _она-то_ и есть эта героиня легенды. – Невзирая на сопротивление отца, Чаматеви приняла предложенные королем деньги, припасы и слонов, хотя пищи хватало только на пятимесячное путешествие через джунгли до Харипунджайя.

В порыве великодушия она даже предложила Патрику сделать то же. Однако тот заявил, что ей уже нечего думать о детях, а сам он видит в Кеплере и Галилее собственных сыновей и отцовством сыт. Николь, Патрик, Наи и Кеплер прощались в одной из комнат. День был полон слез и разлуки, все четверо уже не чувствовали никаких сил. Обе матери навеки распрощались со своими сыновьями.

В заключительной сцене проступала трогательная симметрия.

Наи просила Николь позаботиться о Кеплере; Николь просила Наи не обделять ее сына своей чистой бескорыстной Приподняв тяжелые сумки, Патрик перебросил их через плечо. Пока они с Наи выходили, Кеплер стоял возле Николь, не выпуская ее старческой руки. И только когда дверь за ними закрылась, Николь дала волю слезам. “Прощай, Патрик, – подумала она с болью в сердце.

– Прощайте, Женевьева, Симона и Кэти. Прощай, Ричард”.

Я простудилась, – негромко ответила Николь, пытаясь изменить свой Тут Николь заметила определенные изменения в поведении брата Тука и встревожилась. Танец кончился, но мужчина держал ее за руки и разглядывал. – А я слыхал где-то ваш голос, – проговорил он серьезным тоном. – Запоминающийся. Интересно, где мы с вами встречались.

“Почему я не замечала ее раньше. – подумала Николь, рысцой подбегая к вагону. – Потому что днем тени лежат по-другому. Или потому, что эту площадку сделали совсем недавно?” Свернувшийся в клубок Макс спал в уголке вагона. Николь вошла внутрь очень тихо. За те несколько секунд, когда она собиралась прикоснуться к нему, Макс дважды пробормотал имя Эпонины.

Потом голова его дернулась. – Да, дорогая, – произнес он вполне отчетливо.

– Макс, – шепнула ему на ухо Николь.

Fabolous on “Love & Hip Hop” & Sharing Personal info